Психологи круглосуточно работают с родственниками погибших в авиакрушении

Психологи круглосуточно работают с родственниками погибших в авиакрушении

Смерть близких – одно из самых тяжелых испытаний в жизни каждого из нас. Сейчас родные и близкие погибших в авиакатастрофе российского самолёта Airbus-321 авиакомпании "Когалымавиа" в Египте, находятся в состоянии шока. Коллективная трагедия сблизила ранее незнакомых людей. Они разбирают вещи погибших, участвуют в процессе опознания и прочих формальных процедурах. Анализы  ДНК для экспертизы сдали 115 родственников погибших. Всего планируется взять образцы у  150 человек.

Все родственники размещены в отеле "Краун Плаза" на территории аэропорта "Пулково".   В отеле работают шесть бригад скорой помощи, две реанимационных бригады, две фельдшерских бригады, две врачебные бригады. Ближайшие к аэропорту стационары в случае необходимости готовы к приему нуждающихся в оказании медицинской помощи. Более тридцати психологов работают с родственниками погибших, сообщает РИА " Росбалт ".

Как это не цинично звучит, но психологическая работа на месте трагедии ничем не отличается от обычной деятельности кризисного консультанта, к которому приходят люди со своей частной проблемой.

Специалистам известно, что сила и выраженность переживаний (скажем так – соответствие внешнего и внутреннего состояний) во многом зависит от особенностей личности. Считается, что мужчины хуже адаптированы к жизненным потерям. Психологи различают несколько стадий преодоления стресса.

Первые 48 часов. Шок от перенесенной утраты и отказ поверить в произошедшее могут быть очень сильными в первые часы. Основные проявления шокового состояния — оцепенение, внешнее спокойствие, возможна истерика, невозможность "слышать" других, воспринимать внешнюю информацию. Самое главное в это время — окружить человека ненавязчивой заботой, дать ему то, чего он хочет. В данном случае психолог должен ориентироваться на текущие желания человека (дать ему воды, укрыть пледом и пр). Психолог должен стать опорой, за счет которой утративший близких, сможет выбраться в состояние переживания горя утраты.

Первая неделя . После того, как человек вышел из шокового состояния, он попадает в состояние горя. Оно характерно тем, что утративший может часами рассказывать во всех подробностях о случившемся. И, опять же, ни в коем случае нельзя его останавливать, пусть говорит. Это очень важно, так как через вербализацию произошедшего человек осознает произошедшее (как бы заново переживая случившееся, привыкает к мысли об утрате), а затем и начинает смиряться.

Кроме того, таким образом человек выплескивает эмоции, снижая этим внутреннее напряжение. Никогда не говорите человеку в такой ситуации: "пора забыть", "хватит горевать уж", "перестань думать об этом, и пройдет" — чревато не только эмоциональным срывом, но и застреванием в горевании, если он последует вашему совету.

Ключевым методом работы в данной ситуации является активное и эмпатическое слушание, предоставление возможности выговориться, поделиться проблемой. Разделяя ее с кем-то, человек облегчает собственный груз, как бы снимая с себя часть ноши. Основная задача на данном этапе — дать выговориться, стать для человека ресурсом сил для успешного переживания горя.

2-5 недель. Здесь преобладает чувство покинутости как семьей, так и друзьями, вернувшимися к своим повседневным заботам после похорон. Что касается работы (службы), то начальство ожидает в этот период, что человек, перенесший тяжелую утрату, вполне справился со своими переживаниями и может, как и прежде, выполнять свою работу. Последствия шока все еще сильны, но могут появляться ощущения, что все не так плохо и жизнь продолжается.

6-12 недель. На этой стадии снимаются все последствия шока и осознается реальность потери. Спектр переживаемых в это время эмоций достаточно широк; человек чувствует утрату и плохо контролирует себя. Вот некоторые из переживаний данного периода:

Нарушение сна. Панический страх, часто подозрительность. Изменения аппетита, сопровождающиеся значительными потерей или приобретением веса. Приступы необъяснимого плача. Усталость и общая слабость. Мышечный тремор. Резкие смены настроения. Неспособность сосредоточиться и (или) вспомнить что-либо. Изменения сексуальной потребности (активности). Недостаточная мотивация. Физические симптомы страдания. Повышенная необходимость говорить об умершем. Сильное желание уединиться.

3-4 месяца. Начинается цикл "хороших и плохих дней". Повышается раздражимость и снижается терпимость в отношении фрустрации. Не исключаются вербальное и физическое выражение гнева, ощущение эмоциональной регрессии, рост соматических жалоб, особенно инфекционного и простудного характера, из-за подавленности иммунной системы.

6 месяцев. С наступлением шестимесячного срока усугубляется депрессия. Ослабевает тяжесть пережитого, но не эмоции. Годовщины, дни рождений, праздники особенно тягостны, они вновь несут с собой усиление негативных переживаний.

12 месяцев. Первая годовщина смерти может быть либо травмирующей, либо переломной, в зависимости от последствий пережитых за год страданий.

18 — 24 месяца. Это время "рассасывания". Боль потери становится терпимей и человек, переживший утрату близкого, понемногу возвращается к прежней жизни. Здесь происходит "эмоциональное прощание" с умершим, осознавание того, что поскольку этого человека забыть невозможно, то больше нет необходимости наполнять болью утраты всю свою жизнь. Именно в этот период времени исчезают из словарного запаса слова "тяжелая утрата и горе"; жизнь берет свое.

Конечно, описанные периоды времени, как и стадии переживаемого несчастья, не догма, они могут меняться. Временные промежутки, ощущения, эмоции переживающих трагедию иногда могут возвращаться на стадию первых часов, а затем перепрыгивать обратно в реальность. Это нормально и ожидаемо. Предложенный зарубежными кризисными службами "календарь" — всего лишь справочник, и именно так и должен рассматриваться.

Психологи различают типичные, так называемые нормальные проявления горя и патологические симптомы. Если с первыми нужно и можно работать в консультативном ключе, то вторые требуют медицинской помощи — врачебной психотерапии с медикаментозной поддержкой, а в худшем случае и психиатрической помощи. Специалисты особо выделяют, что ни одно из видов вмешательств не могут заменить моральной поддержки и сопереживания социума в котором находится родственник погибшего.

   

 


RSS рассылка

Другие новости

Другие новости