Жизнь с нуля

Жизнь с нуля

Жительница Абакана Анастасия СЕРГЕЕВА уехала в Китай изучать язык, а осталась на ПМЖ.

Каково жить в чужой стране, на что по вкусу похожи личинки шелкопряда и почему на улицах нельзя помогать незнакомым людям – читайте далее.

«Прикольно, а почему бы и нет?»

– Анастасия, ты поехала в Китай в рамках какой-то учебной программы?

– Нет, это была личная инициатива. С родителями нашли институт в Китае – «Хагунда» (город Харбин), написали письмо, они выслали приглашение. После этого мы оформили учебную визу, заплатили деньги и все, я поехала.

– Не страшно было все бросать? У тебя ведь в Абакане оставались семья, друзья, увлечения.

– Это было семь лет назад. Я была юна. Мне хотелось жить в большом городе, реализовывать там свои амбиции. А тут другая страна – я думала: «Прикольно, а почему бы и нет?».

– Почему именно Китай, а, например, не Европа?

– На тот момент это было более доступно в материальном плане. Европа же была очень дорогой, впрочем, как и сейчас.

– Ты поехала подготовленная? У тебя была языковая база?

– Вот именно, что нет. С нуля! Из-за этого было очень тяжело. Я не знала, что такое Китай, что такое китайский язык, у меня даже не было никакого представления об этом. Было трудно перестраивать свой мозг, я не понимала иероглифы, не знала, как их читать.

– Но, судя по тому, что ты уже семь лет живешь в Поднебесной, ты справилась?

– Годы не прошли даром. В общей сложности я изучала язык два года. Еще полтора прожила в Харбине, а потом приняла решение перебраться с севера страны на юг – в город Гуанчжоу.

– Чем ты сейчас занимаешься?

– Работаю в сфере логистики. Если проще – занимаюсь доставкой товаров из Китая в Россию.

Про цены, еду и лишний вес

– Анастасия, твой молодой человек Дмитрий Шерошенко тоже перебрался в Китай?

А.: – Да, он уже три года живет. Мы познакомились во время моего отпуска в Абакане. Д.: – Год общались дистанционно, потом уже приняли решение, что мне надо переезжать.

– Дмитрий, ты уже выучил язык? Трудоустроился?

– Если честно, то некогда изучать. Преподаю английский язык детям. А вообще без знания китайского вполне можно прожить. Там много русскоговорящих – выходцев из России, Украины, Белоруссии, Казахстана.

– Расскажите о городе: насколько он удобен для жизни, безопасен?

А.: – Населения примерно как в Москве, а вот по площади, мне кажется, он даже больше. Городок гораздо безопаснее того же Харбина. Видимо, более теплый климат дает о себе знать. Южане более спокойные, уравновешенные. Жители же севера дерзкие, взрывные. Д.: – Заблудиться в городе легко, поскольку все одинаковое: дома, переулки. Передвигаемся обычно по навигатору.

– В какую сумму обходится аренда квартиры? В сравнении с Абаканом это дороже?

А.: – Мне кажется, сравнивать цены в данном случае не совсем корректно. Д.: – Гуанчжоу логичнее всего сравнивать с Москвой. На мой взгляд, цены на одном уровне. А.: – Существует стереотип, что в Китае все очень дешево. Да, года три-четыре назад все было именно так. За тысячу долларов можно было снять трехкомнатную меблированную квартиру. При курсе доллара в 30 рублей это казалось очень дешево. Сейчас же курс вырос в два раза, и цены, соответственно, стали совершенно другие. И это, безусловно, сказалось – Китай стал богатой, сытой страной. Кстати, местные жители, которые побывали в России, говорят, что наша страна гораздо дешевле. Мы и сами это заметили. Сейчас все абаканские цены (Анастасия с Дмитрием в отпуске – «ШАНС») мы автоматически в голове переводим в юани. Мы зашли в кафе, купили эклер, штрудель и пирожное и отдали всего 80 рублей, то есть 8 юаней. Были приятно удивлены! В Китае таких цен давно нет.

– Раз разговор коснулся еды, то не можем не спросить – как вам местная кухня? Привыкли?

А.: – Кухня другая, другой способ обработки продуктов. Вся еда острая, жирная, много риса, жареных овощей, мяса. Все очень вкусно, потому что везде они добавляют глутамат натрия (популярная пищевая добавка, усилитель вкуса – «ШАНС»). Из-за этого постоянно хочется есть. Большинство людей, которые приезжают в Китай надолго, начинают полнеть. Плюс пять-десять килограммов за полгода считается нормальным.

– Настя, по тебе не скажешь.

– Я, когда уезжала из Абакана, весила 50 кг. Несколько дней жила в Москве, а там как раз горели торфянники, был смог, жара, мы ничего не ели. В общем, в Харбин я приехала с весом 45 кг. Через какое-то время встала на весы и обалдела – 60 кг. Конечно, была в шоке. Сейчас свою форму вернула, да и организм уже привык.

– Скучаете по традиционной русской еде?

А.: – Конечно, поначалу мне сильно не хватало гречки, пшеничного хлеба (там хлеб из рисовой муки), эклеров, сыра, нормального молока, сгущенки, свеклы и пр. Но сейчас у меня уже такой ломки нет. Знаете, в Абакане я поймала себя на мысли, что хочется какой-нибудь китайской «гадости». Заведений, в которых бы готовили что-то подобное, мы не нашли. Были в одном ресторане, а там меню на русском. Но я его не понимаю – то есть я знаю эти блюда на китайском, а в русской вариации, что они из себя представляют, не пойму. К тому же здесь цены слишком «кусаются». Грубо говоря, отдавать 400 рублей за то, что там стоит 10 рублей – мы не готовы. Д.: – А я скучаю по русской еде. Я люблю простую: суп, толчонку, котлеты. А.: – В принципе, мы все это и готовим.

– Какое блюда было самым необычным из тех, что вы пробовали в Китае?

А.: – Личинки шелкопряда. Это считается деликатесом, довольно дорогое блюдо. По вкусу похоже на жареные семечки. Д.: – Мне не понравилось.

Главная достопримечательность Гуанчжоу – телебашня. Она является второй по высоте в мире. Высота – 37 этажей (600 метров).

Безопасность – превыше всего

– Как вы развлекаетесь в свободное от работы время?

А.: – Мы очень мало отдыхаем, я иногда работаю без выходных. А китайцы любят ходить в караоке. Но это караоке не в привычном нам виде – тебя заводят в отдельную комнату, где будешь только ты и твоя компания, приносят еду, фрукты, напитки и приводят девочек, которые поют, танцуют, сидят с тобой за столом. Половина из них, конечно, дамы легкого поведения, но это в Азии считается нормальным явлением. Д.: – Еще местные любят ходить в парки развлечений, рестораны, заниматься шопингом – ничего особенного. А.: – Кстати, у них нет каких-то экстремальных видов спорта. Мы как-то ездили на рафтинг (спуск на лодке по реке – «ШАНС»). И знаете – там он цивилизованный. Представьте: искусственный водопад, в нем выбита колея – все очень безопасно. Если первые два порога мы удивлялись, то потом откровенно скучали. Местные же визжат, для них это безумный экстрим.

– Какие из китайских законов вас в свое время удивили?

А.: – Там совсем нет законов по защите животных. И это печально. Например, каждый год у них проводится фестиваль собачьего мяса. Он не афишируется, закрытый, прессу туда не пускают. Но в интернете можно все найти. Дело в том, что в китайской традиции собака – вместилище демонов. Китайцы считают, что, чем дольше мучаешь собаку перед смертью, тем больше демонов в ней убиваешь. Мне даже страшно об этом говорить. В прошлом году я была в составе группы волонтеров, которым удалось спасти целую фуру собак.

– А в плане «людских» законов?

Д.: – Нельзя никому помогать на улице. Даже если человек попал в беду. Логика такая: если ты помогаешь, то, значит, ты признаешь свою вину в случившемся и должен будешь всю жизнь оплачивать медицинские счета этого человека. А.: – Возможно, это связано с перенаселением. Осложняет ситуацию то, что медицина там платная и дорогая.

– Можно ли там, как у нас в России, пойти в аптеку и купить нужные лекарства?

А.: – Да, там есть аптеки. Но не все продают. Например, сильнодействующие препараты, в том числе антибиотики, только по рецепту. Шприцы не продаются. Мы приобретаем российские препараты через интернет. Многие прибегают к местной традиционной медицине – массажу, иглоукалыванию, лекарственным травам. Д.: – На всю провинцию есть русский доктор, русский стоматолог. Попасть к ним реально. В больших клиниках есть русские переводчики. Настя в прошлом году ломала ногу, так рентген и гипс обошелся почти в девять тысяч рублей. Для сравнения: лечение кошки нам обошлось в 10 тысяч. По этой причине в Китае мало кто позволяет себе лечить животных. А.: – В то же время в Китае очень любят домашних питомцев. Чем оно дороже – тем престижнее. Это показатель благосостояния. На первом месте стоят породистые коты и большие лохматые собаки. Д.: – Много людей сейчас заводят хаски. У нас тоже есть кот и собака. Последнюю мы подобрали больную и вылечили.

– В Абакане вы не были год. Город меняется? Что бросается в глаза?

Д.: – Стало много заведений с едой. А.: – А я с каждым годом все больше замечаю расслоение общества. Стало бросаться в глаза то, что люди стали беднее. Больше появилось лиц без определенного места жительства. Раньше такого я не видела.

– Не хочется вернуться?

А.: – Моя осознанная жизнь прошла в Китае, и я даже не понимаю, как сейчас жить в России. Я теперь не знаю местных законов, порядков, понятий. Я поймала себя на мысли, что по вечерам мне в Абакане стало страшно ходить. Стало много маргиналов, много людей, пьющих уже с обеда. Там такого нет. Если раньше я могла разгуливать до полночи и знала, что со мной ничего не случится, потому, что это мой город, то теперь я в этом не уверена.

автор Ирина НИЧКОВА

RSS рассылка

Другие новости

Другие новости